?

Log in

rukavitsyna
02 March 2012 @ 06:48 pm
Гааке "Животный мир". 3-томник. И это меня очень успокаивает)
 
 
rukavitsyna
Конечно, этот я преувеличиваю...
Я просто прессу приглашала. Но звучит, согласитесь)
В общем, под шумок увековечилась я в очках, которые не каждому смертному позволено в руки взять. Их было заказано всего 30 - для корпоративной вечеринки Apple. Сколько их осталось, сказать, наверное, уже нельзя.
У тех, что лежат себе в музее на Пестовском, погнута одна дужка, но это только добавляет им шарма и очарование истории. И, конечно же, этот экспонат (судя по реакции барышень - журналисток) просто point of desire.
http://www.the-village.ru/village/service-shopping/service/111975-muzey-apple
А еще вот: http://msk.kp.ru/daily/25839/2811603/
Все, похвалилась. Можно завидовать)
 
 
rukavitsyna
Во что-нибудь быстроживущее. Бабочку-однодневку дрозофилу... Чтобы не заморачиваться.
 
 
rukavitsyna
24 August 2011 @ 02:40 pm
Вороны в тот день летали по небу не какие-нибудь, а красные - знающие люди говорили, что примета эта самая дурная.

Если правильно воспроизвела, конечно. Специально решила не проверять себя. Успенский, "Там, где нас нет".
 
 
rukavitsyna
22 August 2011 @ 11:35 am
Секрет духов

Я, оказывается, орел! От так вот). 
 
 
 
rukavitsyna
18 August 2011 @ 06:16 pm
 После появления в широком доступе дорогих телефонов упал спрос на престижные марки сигарет. Дело в том, что демонстрировать свой социальный статус стало возможно при помощи мобильника, выложенного на стол в кафе.
А вообще не зря говорят - чем выше у человека положение, тем проще у него телефон.
 
 
rukavitsyna
18 August 2011 @ 06:13 pm
 История со «школьной» рекламной кампанией получила забавное продолжение.
Очевидно, что созданные образы действительно задевают базовые инстинкты. На днях из магазина молодой мужчина попытался похитить Олесю. Так сотрудники магазина «Пражский Пассаж» окрестили ростовую куклу, появившуюся в торговом зале после старта рекламной кампании. Тем более что так зовут саму модель нашумевшего в интернете ролика.
Олеся честно выполняла свои обязанности по привлечению покупателей – круглосуточно улыбалась и игриво манила пальчиком мужскую половину посетителей магазина куда-то в сторону кассы. Кукла стояла у самого входа, никого не трогала и создавала непринужденную располагающую к покупкам атмосферу.
Криминал удалось пресечь благодаря бдительности охранника. Пока все продавцы были заняты покупателями, молодой человек лет двадцати нежно обнял Олесю за талию и попытался незаметно покинуть с ней территорию магазина.
Во время оперативного задержания похититель не сопротивлялся. Он объяснил, что хотел пошутить. Его привлекла реалистичность персонажа. Парня отпустили с миром. Кукла не пострадала, но руководство приняло решение перенести ее вглубь торгового зала. Так сказать, во избежание…
Кроме того, наша реклама привлекла профессиональное внимание. Торговая сеть "Ярмарка", занимающаяся продажей продуктов питания в городе Березники Пермского края, предложила выкупить ролик для трансляции в своих магазинах. Разумеется, после «адаптации ролика под нашу целевую аудиторию», - говорится в письме.
На данный момент в сети ролик посмотрели 23 000 пользователей.
 
 
rukavitsyna

Спорную рекламу заказал ритейлер «Белый Ветер Цифровой»

В редакцию Sostav.ru обратилась компания «Белый Ветер Цифровой». Ритейлер подготовил к началу нового учебного года рекламную кампанию. Креатив ее оказался столь неоднозначным, что его не оценил ни один из телеканалов.

«По итогам обращений в «Видео Интернешнл» и агентство «Алькасар» был получен категорический отказ, - рассказывает PR-менеджер «Белого Ветра Цифрового» Марина Рукавицына. - Показ приложенной версии сорвался на каналах РЕН-ТВ, 2х2, Первый, Euronews, НТВ, ТНТ. Формат оказался неприемлемым даже с учетом соседства с «Дом-2». По словам Марины Рукавицыной, отказ от трансляции со стороны телеканалов поступил в устной форме, никакого письменного юридического заключения компании представлено не было. Однако после отказа от трансляции компания «Белый ветер» была вынуждена переделать ролик в соответствии с требованиями телеканалов, и он пойдет в эфир в урезанном виде.

www.sostav.ru/vir/rolik_sozdannyiy_igorem_ganzhoy_ne_prinyali_na_telekanalah.html

Комментарии - просто блеск!
 
 
rukavitsyna
17 June 2011 @ 04:44 pm

Крепкий северный ветер, дующий как раз со стороны реки, которая все никак не желала замерзать, влетал в правый рукав куртки. Прятаться от него было бессмысленно, как ни старайся. Согревая ветер своим телом, она чувствовала, как он вытекает из левого рукава – почти летний, пахнущий ее кожей, потом, и совсем немного духами. Этим парфюмом она пользовалась лишь потому, что уровень влаги во флакончике упрямо застыл где-то на середине, а покупать новый было лень. Да и жалко, если честно – какая разница, все равно он тоже опустеет наполовину, и тогда снова придется выдумывать, что купить ему на смену.

 Пересчитывая языком зубы и щедро отдавая декабрьскому ветру свое тепло, она неторопливо дошла до маленькой в летнее время весьма популярной кофейни, зябко прижавшейся к старой кирпичной стене, когда-то окружавшей этот город. Маруся могла назвать всего шесть имен, связывающие ее саму с тем временем, когда вся эта когда-то приграничная станица умещалась в пределах каменной охранной границы. Не так уж и мало, если подумать.

Имена были женские. Первым в списке было имя матери, последнее принадлежало той, на ком история семьи терялась. Занятно, что ее род хранил память о женах и матерях лучше, чем о тех, за кем им полагалось следовать и кого они были обязаны во всех вопросах слушать по логике общепринятых человеческих отношений.

Был выходной, а это значит, что можно спокойно посидеть почитать книгу под крепкий чай. Она уже знала, что в это время года в сыроватой кофейне тепло может быть только в углу, рядом с небольшой стойкой. Чай с молоком, оставляющий на салфетке разводы, напоминающие о старинных фотографиях, согревал ровно настолько, чтобы можно было не обращать особого внимания на сквозняк из окна.

Кафе было оформлено в русском стиле. То есть художник, наверное, считал, что декорирует помещение именно в этом направлении. Аляповатый и режущий глаза результат все же не был лишен определенного шарма. На стене, заклеенной пестрыми обоями с синими узорами, напоминающими о гжельских свистульках, висели репродукции Айвазовского, Шишкина и даже Брюллова. Образ завершали мебель, затянутая белыми чехлами, и абажуры с кистями, вычерчивающие круги света над каждым столиком. Разумеется, на полках буфета расположились самовар, связка сухих как лавровый лист баранок, штофы и графины.

Песни были тоже исключительно русскими, и мешанина из них производила поначалу такое же обескураживающее впечатление, как пестрая декоративная чехарда. «Есть только миг», разудалая цыганщина, даже что-то из блатной романтики… Маруся мимоходом подумала, глядя в окно, что на этой унылой зябкой реке не хватает разве что «Ласточки» из легендарного «Жестокого романса». Всего несколько секунд спустя все звуковое пространство кафе заняло протяжное «А напоследок я скажу»… Впрочем, этого вполне следовало ожидать.

Медленно мешая ложечкой напиток, Маруся чувствовала, что весь холод из ее тела перебрался в волосы, уложенные в петлю на затылке. Состояние было какое-то разбито-отчужденное, и мысли текли, куда им хотелось. Делая маленькие глотки, она лениво думала, каким мог быть на вкус тот чай, который пила ее дальняя родственница еще в те дни, когда по этой самой земле везли из Китая в просвещенную Европу пряности, керамику, бирюзу и, конечно, шелк. А может быть, наоборот: шелк, бирюзу, керамику и, конечно, пряности. Кто его теперь-то знает? В повозки, если верить скудным историческим данным, оставшихся с тех времен, в основном были впряжены быки. А возницы, преодолевая путь через материк следом за Солнцем, наматывали на дышла азиатские мили, которые, как известно, гораздо длиннее и коварнее европейских.  

Разглядывая свои пальцы с бледными прочными ногтями, сухие кисти рук – такие же, как и у матери, она вернулась к своему сну, который почти совсем изорвался о края наступившего дня.

Ее бабка, уже успевшая отойти в мир иной и даже оставившая после себя небольшое наследство, как-то давно рассказывала, что женское сходство передается в их семье крепче, чем проклятья, и уж, тем более, благословения. Старшая из тех, чье имя нет-нет, да всплывало иногда за столом в Пасху или на Новый год, слыла красавицей. В достоверности этой информации Маруся сомневалась, хотя и верила в реальность всех остальных поступков и случаев, приписываемых прабабке Павлине.

Высокая женщина с такой прямой спиной, словно она всю жизнь спала только на доске, стояла, облокотившись о косяк входной двери. Лицо ее, бронзовое от раннего загара и неистребимой в этих краях пыли, вызывало в памяти римские монеты. Только, несмотря на правильность и тонкость черт, принадлежать этот профиль мог скорее юноше, чем даме. На ногах Павлины были мягкие кожаные чуни, вышитые шерстью, а высоко собранные волосы она подвязала кушаком своего последнего, третьего по счету мужа.

Во сне никакого сюжета не было, от него осталось только ощущение горячего степного полдня, запах травы и обжитого дома. Иногда глаза ловили яркие блики от больших соляных булыжников, разбросанных по всему двору. Их до абсолютной гладкости и прозрачности вылизывали козы, с которых счесывали изумительно легкий пух. Пожалуй, одно из немногих приятных открытий, ждавших ее здесь. Козы давали жирное молоко, из которого легко было делать соленый сыр, а мясо, если его правильно приготовить, вполне подошло бы и для панского стола. Сейчас животных отвели  на пастбище.

Павлина стояла у входной двери и напряженно глядела вдаль, стараясь рассмотреть движение в небольшой рощице, занявшей оба берега петлистой степной реки. Хозяйка самого зажиточного дома не только в поселке, но и во всех ближайших землях, держалась необыкновенно прямо, а в самой короне своих светлых волос носила тяжелый драгоценный камень цвета голубиной крови. Он залечивал раны, предостерегал о несчастной любви и помогал найти свой единственный собственный путь из всех возможных. Она не могла бы поручиться, что испытала на себе все вышеописанные качества фамильной ценности, но для нее он обладал несомненным достоинством: его немалый вес никогда не позволял ей забывать о своей особой природе.

А еще ее сильно беспокоила травмированная нога. «Родная земля не хочет отпускать меня», - сказала себе женщина, когда получила страшную сквозную рану. Это случилось несколько лет назад, когда дважды вдова и хозяйка основательного крепкого имения выходила со своего двора, чтобы сесть в повозку и уехать через несколько границ к своему будущему мужу. Фасад дома как раз приводили в порядок для продажи. На лесах, под которыми по сотне раз на дню проходила Павлина и все остальные многочисленные домочадцы, в этот миг пробежало какое-то неясное шевеление.

- Словно дом поморщился, - говорили потом люди.

Обломок металлического прута черт положил на то самое место как для этого дела. Основательно разогнавшись и свистнув напоследок по-казачьи, как клялись и божились некоторые, он прошил ступню женщины насквозь, пригвоздив ее к земле. Упрямая шляхтянка отменить поездку отказалась, и чуть не умерла в дороге от горячки и заражения. Давно ставший белым рубец теперь напоминал о себе лишь изредка. Но если уж начинал гудеть, то затихал нескоро.

Боль была такой четкой, что, наверное, от нее Маруся и проснулась.

Посмотрев внимательно на свою ступню с обеих сторон, хоть в этом и не было особой нужды, она кивнула самой себе: да, Павлина не могла блистать красотой в классическом смысле. И еще пришло любопытное сравнение. Наверное, если поставить женщин их семьи в круг в затылок друг другу, то последняя, обернувшись, может подумать, что глядится в зеркало.   

Tags:
 
 
rukavitsyna
02 June 2011 @ 01:32 pm
Как понять, что ты влюблен?
В песнях появляется смысл.